путь к просветлению

Реферат на тему: Образ царя в средневековой Руси

Раздел: История     ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Самое пристальное внимание стало уделяться связи между социально-экономическими интересами представителей определенных социальных групп и их деятельностью. Более того, эта связь была возведена в абсолют, превратившись в единственно возможную мотивацию деятельности средневекового человека. Как же это выглядело в конкретных исторических исследованиях? Представление об оппозиционной сущности взаимоотношений государя и боярства, привлекательное для понимания истории в русле борьбы противоположностей, было позаимствовано советской историографией, которая, однако, наполнила его новым содержанием.  Царь на Руси теперь стал рассматриваться не как самоценная фигура, отражающая лишь собственные интересы, а прежде всего как защитник интересов определенных социальных групп. Понятно, что при этом внеклассовая теория самодержавия, разрабатываемая дореволюционной историографией, стала объектом самой резкой критики . Огромную роль для изучения царя в средневековой Руси сыграло обусловленное в значительной мере политическими причинами усвоение теории пяти формаций, каждая из которых обладала четко очерченным набором экономических, социально-политических и культурных характеристик. Помещение отечественного историографического полотна в пятичленную периодизацию мировой истории, предпринятое в 20-30-е годы, сообщило данной традиции в восприятии царской власти на Руси дополнительный колорит. Так, периоду позднего феодализма, в который был помещен интересующий нас XVI в., в марксистском прочтении мировой истории должна была соответствовать особая форма верховной власти - абсолютизм. Как отмечал В. В. Мавродин, «образование сильного государства в условиях того времени возможно было лишь как создание государства со складывающейся самодержавной властью во главе» . Понятно, что все факторы, способные, как казалось, затормозить и поколебать торжество абсолютной монархии в России, были помещены в разряд реакционных. Неудивительно поэтому, что верхний этаж московской аристократии, обретшей классовые черты, в отличие от дореволюционной трактовки ее как окружения монарха, был помещен в ряд тормозящих поступательное развитие факторов. Так, для историографии 1940 - начала 50-х г. характерно следующее определение боярства: «Бояре-княжата в своих вотчинах чувствовали еще себя по-прежнему удельными князьями, неограниченными владыками.  Воротынские,  Одоевские,  Шуйские и др. были в своих уделах и велия отчины под собой имели. В вотчинах бояр-княжат жила многочисленная дворня, слуги, стояли укрепленные острожки, собирались целые рати. Носители традиций феодальной раздробленности - бояре-княжата препятствовали усилению самодержавной власти и централизации государства» . В русле данной традиции следует признать классическим определение одного из крупнейших бояр эпохи: «Князю  Ивану Федоровичу Мстиславскому, кроме Юхотской волости, принадлежало на юге два укрепленных города: Городенск на реке Веневе и Епифань с уездами. Это было целое небольшое государство. В одном Веневском стане Веневского уезда у Мстиславского было 524 крестьянских двора, около 10 тыс. гектаров пашни, не считая леса и сенокосов и деревень в других станах.

Это во многом объяснялось трансформацией представления о самодержавии как о единственно прогрессивной форме политического развития средневековой Руси в сформулированный в историографии 1960 - 70-х г. тезис о возможности двухвариантного пути эволюции Русского государства по пути как самодержавной, так и сословно представительской монархии . Таким образом, сама возможность классификации русских публицистов в русле носящей оппозиционный характер схемы «царь и бояре» была поставлена под сомнение, что вело к необходимости поиска новой системы, способной вместить в себя рассматриваемый материал. Детальное изучение московской знати приводит ряд авторов к заключению об экзистенциальной значимости для нее процессов централизации страны в XIV - XVI в. Изучая хитросплетения политических интриг  Большой феодальной войны, С. Б. Веселовский отмечал, что «были какие-то силы, которые помимо московских великих князей работали в пользу объединения Руси и относились враждебно к уделам и к удельным князьям. Одной из таких сил было боярство, верхний слой землевладельческого класса» . Под пером автора московское боярство, его «обычаи и наследственность службы» обретают очертания той силы, которая позволила «московским великим князьям в XV в. ликвидировать феодальную раздробленность Руси и построить крепко сплоченное мощное государство» . Логическим развитием работ С. Б. Веселовского в области изучения русской средневековой аристократии стали труды  В.Б. Кобрина, который, в 50-е годы придерживаясь традиционного мнения о московском боярстве как о реакционной силе , под влиянием привлеченного им богатого материала изменил свою точку зрения. Рассмотрев почти весь русский средневековый актовый материал (около 4 тыс. актов) , Кобрин приходит к заключению об отсутствии непреодолимых противоречий между великокняжеской властью и московской знатью, в т. ч. и титулованной, земельным правам которой он посвятил специальную работу . В своей основной работе, посвященной изучению властных и собственнических отношений в средневековой Руси, автор приходит к выводу о заинтересованности московского боярства в целом в политике централизации и о фактическом слиянии поместного и вотчинного землевладения. Предположение о размывании грани между вотчинным хозяйством, традиционно связываемым с реакционным, как представлялось, боярством, и поместьем, олицетворявшим прогрессивное (для своего времени, разумеется) дворянство, вело к утрате веры в объяснительную способность тезиса об извечном антагонизме боярства и дворянства. Более того, В. Б. Кобрин рисует почти идиллическую картину взаимной заинтересованности боярства и дворянства в укреплении государственной централизации и политики, направленной на расширении поместного землевладения , которая была способна обеспечить землей младших отпрысков боярских родов . Таким образом, специальные исторические труды, посвященные, как правило, частным сюжетам, - составу  Государева двора,  Боярской думы,  Опричнины или всей московской аристократии в целом ( С. Б. Веселовского,  А. А. Зимина,  В. Б. Кобрина и др.), социальной направленности иммунитетной политики великокняжеской власти ( С. М. Каштанова) и опричного террора (С. Б. Веселовского,  А. А. Зимина, Р. Г. Скрынникова, Д. А. Альшица и др.), биографиям представителей общественной мысли (А. А. Зимина,  Н. М. Золотухиной,  Н. А. Казаковой,  Я. С. Лурье, А. И. Клибанова и др.) и т. д. в корне меняли общую картину - характеризующая данную традицию система взаимоотношений царя и боярства стала во многом утрачивать свой резко оппозиционный характер, на котором во многом и были построены основные работы 1940 - 50-х гг.

Несмотря на ряд критических замечаний, высказанных в адрес доклада (И. И. Смирновым и др.) , изменения политической ситуации существенным образом трансформировали историографическую традицию восприятия царской власти и боярства. Так, стали подвергаться критике исследователи, переоценившие роль личных качеств Ивана Грозного в проводимой им политике , и начинает подниматься проблема более основательного изучения роли конкретных социальных групп в эпоху русского средневековья (например, роль народных масс в свержении ордынского ига . В центр изучения советской исторической науки помещается период образования и развития арены действия объективных закономерностей, избавленной от действия субъективного (в т. ч. и человеческого) фактора - Русское централизованное государство, созданное в результате «длительного процесса усложнения политической структуры, вызванного сдвигами в хозяйстве страны, в ее общественном строе, характере и размахе классовой борьбы» . С факторов субъективных (в т. ч. личных особенностей московских князей и лиц из их окружения) центр исследований смещается на изучение действия исторических закономерностей, продуктом действия которых, согласно  Л. В. Черепнину, автору крупнейшего труда в данной области, и явилось Русское централизованное государство . Подобное смещение акцентов оказало стимулирующее воздействие на историографию. Как следствие этого в отечественной медиевистике появилось множество работ детально рассматривающих ранее слабо изученные стороны политической истории. Самому пристальному изучению подвергся важнейший элемент московской политической системы - боярство. К его исследованию подошли с самых различных сторон. Так, появляются работы, рассматривающие материальную базу московской аристократии. Среди этих работ следует выделить прежде всего «Исследования »  С. Б. Веселовского . Кроме того, самому внимательному рассмотрению начинают подвергаться генеалогические основы московской аристократии. Так, появляется цикл работ М. Е. Бычковой,  А. А. Зимина,  В. Б. Кобрина и др., рассматривающих основные боярские роды средневековой Руси и московскую знать в целом . Стремлению проследить фискальную и иммунитетную политику великокняжеской власти историография обязана появлению целого цикла работ  С. М. Каштанова, на основе богатейшего актового материала рассмотревшего социально-экономические основания политических реалий XIV - XVI в. Исследования 1950 - 70-х г. показали всю сложность и неоднозначность протекавших в позднее средневековье политических процессов. Так, изучение финансовой политики великокняжеской власти в XV - XVI в., предпринятое С. М. Каштановым на основании актовых источников, свидетельствует о неоднозначности шагов правительства в проведении политики, направленной на отмену тарханов крупным землевладельцам. Согласно точке зрения автора, данная политика носила волнообразный характер, который определял амплитуду колебаний тарханной политики государства в данный период. Периоды резкого ограничения привилегий крупных землевладельцев - правление  Василия III, реформы Избранной рады и др. - чередовались с постепенным возвращением и даже расширением прав крупных земельных собственников (особенно церкви) - период боярского правления в малолетство Грозного и (!) опричнина, которая, следовательно, не носила характер всеобъемлющей борьбы против держателей крупной земельной собственности .

Таким образом, через Византию русские рано познакомились с Римским правом. Византийские собрания церковных канонов и указов императоров относительно церкви известны как «Номоканоны». Существует несколько вариантов-номоканонов. Из «Церковного Устава» Св. Владимира мы знаем, что он обращался к одному из этих собраний. По-русски Номоканон назвали «Кормчей» (соответствует греческому Phdalion).430 Что касается византийского гражданского права, то наиболее популярные монографии, такие как «Эклога», «Прокеирон» и «Номос Георгикос» (Земледельческий закон), были хорошо известны в средневековой Руси. Выдержки из «Эклоги» и «Прокеирона» если не полные их тексты появились в славянском переводе в киевский период. «Земледельческий закон» был переведен, вероятно, в конце двенадцатого или начале тринадцатого веков.431 В десятом веке в Болгарии был составлено славянское руководство по праву, известное как «Закон судный людем».432 Оно преимущественно основывалось на «Эклоге» и было чрезвычайно популярно на Руси. В результате переводов упомянутых выше сводов законов и руководств русский юрист одиннадцатого и двенадцатого веков, даже если он не знал никаких других языков кроме славянского, располагал целой полкой юридических книг

Образ правителя христианского типа в отечественной средневековой

Синкретизм образов солярных богов и божеств в образах: орёл, конь и олень у якутов

Иван IV – первый царь Всея Руси

Образ царя-реформатора (по роману А. Н. Толстого "Петр 1")

Контроль типов гидротермальных систем и образующихся рудных месторождений

Образ женщины в творчестве Г. Климта

Рыцарство и монашество как образ жизни

Типология образа слуги в русской литературе XIX века на материале произведений А.С.Пушкина, Н.В. Гоголя, И.А. Гончарова

Эссе "Образ Данко"

Тема дружбы и образы друзей в лирике Пушкина

Значение текста в художественном образе древнерусской рукописной книги конца XIV – начала XV века

Образ Петра I в творчестве А.С. Пушкина

Образы "Горя от ума"

Образ главного героя в трагедии В. Шекспира "Гамлет"

Трактовка образа Обломова в статье Н. А. Добролюбова "Что такое Обломовщина?"

Образ Печёрина в романе М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени"

Образ Сократа в комедии Аристофана "Облака" и в диалогах Платона "Пир"

Образ России в поэме Дж. Байрона "Дон Жуан"

Слово как опорный образ поэтики Иосифа Бродского

Дон Кихот и князь Мышкин - "Образ печальный"

Драма Кальдерона " Жизнь-есть сон". Образ Сехизмундо

Образ тургеневской девушки в повести "Ася"

Образ врага в советской пропаганде. 1945-1954 гг.

Здоровый образ жизни, как условие гармоничного развития детей, первичной профилактики заболеваний и вредных привычек

Особенности образа отца в сознании юноши

Образ рая в христианстве и исламе

Здоровый образ жизни

Основы здорового образа жизни

Физиологические основы здорового образа жизни

Концепция здорового образа жизни

Здоровый образ жизни

Средневековая христианская философия

Ледовое побоище: смена образа

О достоверности образа императора Тиберия в "Анналах" Тацита

Истоки образа революционера

Поэтический и реальный образ Ярослава Осмомысла

Византия: образ мира

Противопоставление образов

Образ русского казака в фольклоре народов Северо-Восточной Сибири

Специфика средств создания художественного образа в искусстве графики

Образ Лафонтена на страницах русской печати XVIII - начала XIX веков и особенности его восприятия в России

Образ Мадонны в немецкой и нидерландской живописи Возрождения

Женский образ в романе Индиана

Трансформацiя образу Фауста у творчостi Й.В. Гете та О.С. Пушкiна

Поэтический образ России в лирике А. А. Блока

Образы и символика в поэме А. Блока «Двенадцать»

Образ русской женщины в творчестве Н. А. Некрасова

«Пленительные образы...» (по поэме «Русские женщины»)

Женские образы в произведениях Н. С. Лескова

Образ революционной эпохи в поэме А.А. Блока "Двенадцать"

Образ Чацкого

Образ времени в одном из произведений литературы XX века

Образ коня в русской литературе

Художественные средства в изображении образа. Коробочка - одна из "мертвых душ"

Образ-символ «Атлантиды» в рассказе И. А. Бунина «Господин из Сан-Франциско»

Образ Пугачева в повести А. С. Пушкина "Капитанская дочка"

Образ капитана Тушина в романе Л.Н. Толстого "Война и мир"

Молчалин и Софья. Значение образов в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Образ Базарова в романе И.С. Тургенева "Отцы и дети"

Образы помещиков в поэме Некрасова "Кому на Руси жить хорошо "

Чацкий — образ "нового человека"

Роман И.С. Тургенева. Образ Базарова.

Женские образы в романе М.Ю. Лермонтова "Герой нашего времени"

Образ Собора в романе Гюго "Собор Парижской Богоматери"

Образы героев комедии “Горе от ума”

Образ ребенка в романе Достоевского «Преступление и наказание»

Образ города в повести Булгакова "Собачье сердце"

Темы, идеи, образы прозы В. Набокова («Машенька», «Защита Лужина»)

Многогранность изображения Островским образа женщины XIX века

Образ Петра I в романе А.Н. Толстого "Петр I"

Образы женщин-казачек в романе М. Шолохова "Тихий Дон"

Образ России в творчестве С. Есенина

Женские образы в русской литературе в 1-ой половины XIX в. (По произведениям А.С. Грибоедова и А.С. Пушкина

Образ Евгения Базарова

Образ Татьяны Лариной в романе "Евгений Онегин" А.С.Пушкина

Литературная полемика вокруг образа Гамлета

Образ Пьера Безухова в романе Толстого "Война и мир"

Образ неба в романе Толстого "Война и мир"

Образ матери в литературе XX века

Образ Хлестакова в комедии "Ревизор"

Образ Чацкого в комедии «Горе от ума»

Образы помещиков в поэме Некрасова "Кому на Руси жить хорошо"

Женские образы в литературе XIX века

Образ Платона Каратаева

Образы помещиков в поэме Мертвые души

Интерпретация мифологического образа русалки в сказке Х-К Андерсена Русалочка

Образ автора и его роль в романе А.С. Пушкина Евгений Онегин

Образ врача в русской классике

Женские образы и судьбы в русской классической литературе (1 и 2 половина XIX века)

Образ тургеневской девушки

Образ маленького человека у Н.В.Гоголя ("Шинель") и у Акутагавы Р. ("Бататовая каша")

Пушкинский образ России

Образ Татьяны Лариной

Система образов в романе М.Ю. Лермонтова Герой нашего времени

Образы животных в книге Дж.П. Джуссани «Бранкалеоне» и в баснях Лафонтена

Образы немецких поэтов XVII века в творчестве И.Р. Бехера

Грендель — диалектика образа: синтез философии и поэзии (к вопросу о проблематике романа Д. Гарднера «Грендель»)

Кроссгендерный образ жизни

Литература - Социальная медицина (понятие и основные критерии образа жизни)

Музыкальный образ

Обретение образа Божиего: религиозно-философский взгляд на образование

Учение о государстве и праве социалистического исторического типа в отечественной юриспруденции

Образ психологии в истории науки и культуры

Метод кататимного переживания образов (символдрама) Х.Лейнера

Роль психологических аспектов и доминанты в формировании рекламного образа

Образ Я

Рекламный образ и приемы его создания

Продукт и его образ

Икона и образ

Образ хромого кузнеца в мифологии

Археологические исследования средневекового христианского храма на горе Сююрю-кая

Образ шабаша ведьм и его истоки

Ислам - вера и образ жизни

Образ жизни населения России в 90-е годы

Оздоровительная ходьба - оптимальное начало здорового образа жизни

Основы здорового образа жизни студента

Физическая культура и здоровый образ жизни учащихся

Образ жизни и питание профессиональных футболистов: соответствие рекомендациям тибетской медицины "Жуд-ши"

Основы здорового образа жизни_2

Педагогическое обеспечение формирования здорового образа жизни студента

Бог, человек и мир в средневековой христианской философии

От сигнала к образу

Средневековая, религиозно-христианская философия

Образ

Теоретические и методологические основы рационального образа жизни как средства повышения эффективности организации труда

Символика зооморфного образа

“Навськая дочка”: до вияснення назви міфопоетичного образу західнополіського замовляння

Образ Петра I

Образ Георгия-воина в искусстве Византии и Древней Руси

Античное христианство: образ и слово

Образы рассказчиков в «Декамероне» Боккаччо. Построение новеллы у Боккаччо

Система образов комедии. Проблема прототипов (А.С. Грибоедов "Горе от ума")

Образ Чичикова. "Повесть о капитане Копейкине"

"Наполеоновская идея" и образ Наполеона. Философия войны в романе

Герой русской поэзии XVIII века: истоки образа

Стилевые традиции Державина в произведениях И.А. Бунина «Иерихон», «Роза Иерихона»: образ Святой земли

Прозябшая роза – прорастающая трава – трава умирающая: эволюция пушкинского образа в русской поэзии

Образ Рима в «Римских сонетах» и культурном контексте поэзии Вячеслава Иванова

«Если ж женщину я повстречаю…»: женские образы в стихах-песнях В.Высоцкого

"Хованщина" М.П. Мусоргского: грани образа святой Руси

Методы и приемы коррекции нарушений развития образа себя в раннем возрасте

Образ рая в христианстве и исламе

Ислам как образ жизнис

Как образовалась Земля

Навыки здорового образа жизни

Волки. Их повадки и образ жизни

Журналистский образ как средство организации журналистского произведения

Образ управления по делам молодёжи НСО в Интернете

Сравнительный анализ образа женщины в английских и русских пословицах

Работа с растровыми образами в CorelDraw

Образ Н.М. Ядринцева в культурной памяти потомков

Спарта и здоровый образ жизни

Детермінанти художнього образу в контексті театральної культури

Образ Ареса в живописи и скульптуре

Образ Богородицы в русской иконе

Образ идеального человека народов Скандинавии

Образ Чингисхана в устной и письменной культуре монголов

Психологизм портретных образов В. Серова

Классификация литературных образов

Взаимодействие системы образов и темы природы как средство реализации подтекста тоски

Женские образы в романе "Война и мир"

Женские образы в романе Шолохова "Тихий Дон"

Женский образ в литературе XIX века

Образ "маленького человека" в произведениях русских классиков

Образ волшебника в сказочной повести Л. Лагина "Старик Хоттабыч"

Образ города в западноевропейской романистике: XX век на примере произведений Г. Грасса "Жестяной барабан" и Д. Джойса "Улисс"

Образ Ивана Никитича в рассказе А.П. Чехова "Корреспондент"

РЕФЕРАТЫ referat.star-info.ru.